Preview

Философские науки

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков
Том 62, № 4 (2019)
Скачать выпуск PDF

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР. ОПЫТ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ. Философия российской истории и политическая альтернативистика

7-24
Аннотация

В статье исследуются взгляды русского политика и публициста Василия Витальевича Шульгина (1878–1976), которого автор считает крупнейшим в отечественной культуре идеологом «вождистской» политической субкультуры. Вслед за Шульгиным автор склонен принципиально разделять «монархический» (традиционный) тип устроения власти и тип «вождистский», тяготеющий, согласно современным классификациям, к «харизматическому». В.В. Шульгин был одним из первых российских мыслителей, который, вслед за А.С. Пушкиным и С.М. Соловьевым, считал «золотым временем» русского социума пребывание под властью «вождей-героев» (например, Петра Великого). Многие проблемы российской государственности, обнажившиеся в начале XX в., Шульгин объяснял деградацией русского правящего класса и конкретно династии Романовых. Появление в этих условиях «рядом с монархом» национального «вождя» в лице П.А. Столыпина (аналога Бисмарка в Германии или Муссолини в Италии), способного вывести страну из кризиса эволюционным путем, «не было понято» российским обществом и привело к национальной катастрофе. Мировая война ускорила процессы деградации российской власти. Пришедшая на короткое время к руководству в России «демократическая общественность» не смогла выдвинуть из своих рядов нового «вождя» (к фигуре Александра Керенского Шульгин относится скорее иронически). По мнению Шульгина, «промежуточные фигуры» в лице «белых» генералов или «красного» дуумвирата Ленина-Троцкого со временем уступят место «самодержавному» правлению общероссийского «Вождя», который будет сочетать в себе «белую идеологию» и «красную волю».

25-43
Аннотация

В статье автор анализирует концепцию религиозных оснований культуры и власти как проблему русского политического сознания. В работе выявляются принципы взаимодействия между религиозной и политической традициями Российской империи в начале ХХ в. Автор рассматривает случай «Барградского проекта» как уникальный пример подобного взаимовлияния, раскрывая его значение в политической истории поздней Российской империи. Анализируемый философско-политический сюжет дает возможность проследить внутренние взаимосвязи между религиозными установками и политическим воображением русских монархических кругов и определить специфику религиозно-политического самосознания русской власти, ее механизмы отбора идей, символов и образов национальной политической, религиозной и художественной культуры в последний период существования Российской империи. С нашей точки зрения, наиболее продуктивным является совмещение культурно-исторического и философско-исторического подходов как в ходе изучения истории «Барградского проекта», так и для обсуждения проблем русской политической культуры. В статье исследуются политические условия деятельности и духовно-культурные цели Барградского комитета в реализации «Барградского проекта» в итальянском Бари и Санкт-Петербурге в 1910-е гг. Применяя методологию философско-исторического анализа, автор обсуждает религиозные концепты русской политической культуры на примере деятельности Барградского комитета и его попытки затормозить деградацию российского самодержавия. Основной акцент сделан на политико-философской стороне анализа, а также на вопросе о возможных способах интеграции результатов философско-исторических исследований в контекст современных дискуссий по проблеме политических альтернатив российской истории.

44-57
Аннотация

В статье рассмотрены отдельные компоненты философско-исторической концепции Георгия Федотова, связанной с переосмыслением исторического опыта России и пережитой ею революционной катастрофы. Исследование фокусируется на анализе имперской топики в творчестве Федотова, его представлений о культурной истории Российской империи, сущности имперского проекта в России, природе социальных и духовных процессов, определяющих событийный ряд русской истории. Работа отстаивает тезис, что в отношении к политическому и культурному феномену империи в трудах Федотова присутствует множественность интерпретаций: фокус его видения смещается от Средневековой Руси к Империи Петра Великого, далее к рухнувшей Империи Николая II и, наконец, к СССР, который Федотов понимает как Империю. Концепция Империи вырастает у Федотова из описания результата централизации феодально-монархической власти в России эпохи Ивана Грозного и становится универсальным культурфилософским феноменом ввиду эволюции взглядов самого Федотова, индикатором которой является изменение его отношения к исторической концепции Ключевского. Империя в 1940-е годы рассматривается зрелым мыслителем как универсальная идея: определение этого понятия, его границ позволяет понять причины кризиса и падения Российской империи, а также прояснить видение Федотовым образа будущей России. В статье дан анализ особенностей понимания Федотовым исторического развития России. Показано, что Федотов связывает пути спасения России с освоением духовного опыта древнерусской культуры, которая, по его мнению, содержит моральный и политический идеал «Республики Святой Софии». Одна из целей статьи состоит в том, чтобы показать эвристический потенциал культурфилософских идей Г.П. Федотова о миссии духовной элиты, а также творческой роли личности в процессе национального и государственного строительства.

ГУМАНИТАРНОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАДИГМЫ. Интеллектуальное наследие: Н.Н. Моисеев и В.С. Степин

63-75
Аннотация

В статье рассматривается общность идей двух выдающихся представителей российской науки: академиков Н.Н. Моисеева и В.С. Степина. Эта общность идей проявилась прежде всего в масштабах их планетарного мышления, в ярко выраженной ориентации на поиск путей развития человечества. Оба мыслителя искали выход из ограничений и кризиса техногенной цивилизации через продвижение базовых ценностей гармонии в развитии общества и биосферы. Они внесли громадный вклад в становление как гуманитарных, так и естественнонаучных областей знания, связанных с социальным управлением и развитием, техническими приложениями, экономикой, правоведением, медициной, экологией, образованием и др. Они творили в междисциплинарном пространстве и были успешными интеграторами естественнонаучных и гуманитарных знаний. Одновременно с научной деятельностью Моисеев и Степин были прекрасными педагогами и наставниками как молодых, так и зрелых исследователей. Они создали успешные научные школы, включающие много десятков выдающихся ученых. Большое внимание и много времени они уделяли общественной работе, в первую очередь в различных структурах Российской академии наук. Показана общность идей Моисеева и Степина по четырем направлениям их деятельности: преодоление кризиса техногенной цивилизации и ограничений концепции устойчивого развития, развитие социогуманитарной кибернетики, становление опережающего образования, осуществление успешных проектов научной дипломатии. Автор статьи участвовал в проведении совместных научных проектов с Моисеевым и Степиным, общение с которыми и их идеи существенно повлияли на его жизненный путь, интересы и результаты исследований.

76-95
Аннотация

В работе рассматриваются философские основания и те традиции, на которые опирается теория гуманитарно-технологической революции (ГТР). Предметом ГТР являются описание и прогноз процесса перехода от индустриальной к постиндустриальной фазе развития цивилизации, а также разработка стратегии и наиболее эффективных управленческих воздействий для различных социально-экономических систем. Теория непосредственно связана с целеполаганием, определением приоритетов и критериев развития в сфере технологий, науки и образования и активно развивается в последние годы. Происходящая революция во многом оправдывает прогноз автора теории постиндустриального развития Д. Белла о переходе по мере развития технологий от мира техники к миру людей. Именно человек является главным субъектом и объектом происходящих перемен. В этом контексте рассматривается междисциплинарная исследовательская программа по исследованию человека, выдвинутая в 1980-е гг. академиком И.Т. Фроловым. Происходящая научная революция в сфере генетики, переход к автоэволюции делают этот круг идей еще более актуальным. Принципиальным представляется концепция универсального эволюционизма, выдвинутая академиком Н.Н. Моисеевым. В ее основе лежат философские и методологические обобщения, опирающиеся на огромный опыт компьютерного моделирования человекомерных систем. Принципы коэволюции человека и биосферы, стратегии поиска компромиссов очень близки к направлению экологии технологий, развиваемой в рамках теории ГТР. Трудно переоценить значение междисциплинарных подходов к теории самоорганизации для многих научных направлений и, в частности, для теории ГТР. Трактовка синергетики как моста между гуманитарной и естественнонаучной культурами, общего языка естественников, математиков, гуманитариев, выдвинутая выдающимся математиком, методологом, мыслителем, член-корр. РАН С.П. Курдюмовым, стала общепринятой. Он предсказывал, что многие понятия и идеи синергетики, во многом благодаря их философскому осмыслению, изменят мировоззрение и станут элементом культуры. Показано, что этот прогноз становится реальностью, что идеи синергетики в ходе ГТР начинают менять наш мир. Особое внимание уделено концепции саморазвивающихся систем, теории глобальных научных революций и типов научной рациональности, выдвинутых академиком В.С. Степиным. В этом контексте можно сказать, что ГТР несет еще более масштабные перемены, охватывающие не только науку, но и технологии, общество, внутренний мир человека. Выявление философских оснований ГТР помогает развитию методологии этого междисциплинарного подхода, расширяет поле внутринаучной рефлексии и дает возможность более точно и конкретно сформулировать ряд нерешенных проблем.

96-112
Аннотация

Статья посвящена памяти Вячеслава Семеновича Степина и Никиты Николаевича Моисеева, многогранное творчество которых было интегрально ориентировано на философское, междисциплинарное и трансдисциплинарное осмысление ключевых идей и принципов универсального человекомерного эволюционизма. В этой же традиции универсального эволюционизма работали и другие замечательные отечественные ученые: В.И. Вернадский, С.П. Курдюмов, С.П. Капица, Д.С. Чернавский. И если В.И. Вернадский и Н.Н. Моисеев были родоначальниками этого направления мысли, то В.С. Степин своими трудами выстраивает философское обоснование идеям этой плеяды замечательных ученых и мыслителей. Обращение к научному наследию В.С. Степина и Н.Н. Моисеева дает основание утверждать, что их творчество во многом определило становление нового мирового качества отечественных исследований в области философии науки и техники, а также философии культуры. Это качество многомерно, и его трудно определить однозначно, но так или иначе речь идет о становления этих областей философского знания как конструктивно ориентированных языков междисциплинарного и трансдисциплинарного соучастия философии в конвергентно-эволюционном развитии научного познания в целом. В этой связи делается акцент на утверждении В.С. Степина о неклассичности современного социогуманитарного знания. Квантовая механика учит нас, что открываемая посредством нее реальность есть гибридный конструкт, или симбиоз, средства познания и его объекта, утверждая, что в этом смысле сам акт когнитивного наблюдения конструирует квантовую реальность. Но, в принципе, к тому же приходит и современная социология и психология. В.С. Степин настаивал, что именно так обстоит дело с подлинно сложными саморазвивающимися системами, а таковы все человекомерные объекты современной гуманитаристики. В фазах смены гомеостазов, т.е. кризисов, обязательно есть доля хаоса, неустойчивости, неопределенности выбора будущих сценариев развития, на которые наше наблюдение неустранимо влияет. Таким образом, в гуманитарной сфере когнитивный наблюдатель становится уже концептом постнеклассический рациональности, становясь наблюдателем сложностности.

ПЕРСПЕКТИВЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ФИЛОСОФИЯ ГУМАНИТАРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. Философия искусственного мира

113-131
Аннотация

Начиная с эпохи Просвещения, способность человека к совершенствованию, или perfectibilité, обычно называют его основополагающей чертой. Однако этот термин, введенный в философский словарь Ж.-Ж. Руссо, постепенно приобрел дополнительный смысл в немалой степени благодаря работам Н. де Кондорсе, Т. Мальтуса и Ч. Дарвина. Так человек, обладающий perfectibilité, не просто способен к работе над собой, но, совершенствуя свои способности, изменяет и окружающую его среду – как социальную, так и природную, – создавая более благоприятные условия для своего существования. Неслучайно именно perfectibilité стала ключевой категорией в теории общественного прогресса французских мыслителей в эпоху Просвещения, несмотря на то, что позднее она была подвергнута критике, прежде всего английскими авторами, обосновавшими ее органицистскую и биологическую природу, не исключив при этом perfectibilité из философского словаря, но дав этой категории иную эволюционистскую трактовку. О противопоставлении и взаимных контраргументах этих двух позиций и идет речь в данной статье. Кроме того, проводится параллель с некоторыми идеями С. Капицы, оказавшимся не только критиком мальтузианства, но и прямым последователем Кондорсе. Идеи совершенствования человека в современную эпоху получили развитие в трансгуманистическом движении. Кондорсе оказался как никогда актуален, а его теория прогресса человеческого разума, повлиявшая на становление современной исторической науки, сегодня нуждается в переосмыслении в новейшей перспективе усовершенствования ментальной и физической человеческой природы, в том числе с помощью современных технологий.

132-147
Аннотация

В статье рассматриваются современные философские течения трансгуманизм и постгуманизм, центральный вопрос которых – «что такое постчеловек?». XXI в. ознаменован противоречивым пониманием роли и статуса человека. С одной стороны, приходит осознание гегемонии человека над всем окружающим миром: в XX в. человечество не только начало покорение космоса, изобрело ядерное оружие, совершило множество поразительных открытий, но и переключило фокус своего внимания на самого себя, точнее – на модификацию себя. Трансгуманистические проекты нацелены на усиление человеческого влияния путем трансформации человека в иные, более мощные и жизнеспособные формы. Подобные стремления продолжают риторику «обожествления» человека. С другой стороны, вслед за пониманием наступления новой геологической эпохи антропоцена приходит некоторое отторжение классических представлений о человеческом. Такие категории агентности, как историчность, социальность, субъектность, уже не столь антропоцентричны. По мнению постгуманистов, проект витрувианского человека в современных условиях оказался несостоятельным и вызывает все большее неприятие. Рефлексия на тему человека и его будущего приводит философов к концепциям, исследующим не только человеческое, но и нечеловеческое. Очень часто можно встретить синонимичное понимания трансгуманизма и постгуманизма. Хотя эти философские направления работают с конструктами современности и используют схожую терминологию, но предлагаемые ими интерпретации принципиально различны. Дискурс трансгуманизма отсылает к картезианскому противопоставлению души и тела. Несмотря на сакрализацию технологического и очищение постчеловеческого от таких, казалось бы, постоянных атрибутов живого, как старение и смерть, трансгуманизм во многом продолжает идеи эпохи Просвещения. В понимании постгуманистов субъект номадичен и представляет собой сборку человеческого, животного, дигитального, химерического. Тем самым нарушается главная максима гуманизма о человеке как наивысшей ценности – человек в постгуманизме перестает быть «мерой всех вещей».

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ. Конференции, семинары, круглые столы

148-159
Аннотация

Обзор конференции. В обзоре анализируется основное содержание докладов, представленных на IV международной научной конференции «Творчество как национальная стихия: медиа и социальная активность», которая состоялась 2–4 июля 2018 г. в Санкт-Петербурге. Организаторами конференции выступили кафедра философии гуманитарного факультета Санкт-Петербургского государственного экономического университета, Российское философское общество, Общество русской философии при Украинском философском фонде, кафедра философии МГИМО. В конференции приняли участие 63 ученых из России, Украины, Словакии, Венгрии. В обзоре рассмотрены идеи, обсуждавшиеся на двух пленарных заседаниях, а также на секциях: «Метафизические основания творческого процесса», «Смысловая стихия художественно-эстетического творчества», «Творчество социального субъекта в контексте медиапространства». В докладах были представлены результаты исследований, выполненных в сфере философии творчества и смежных областей, в том числе социальной философии, социологии, культурологии, политологии, журналистики, лингвистики.



ISSN 0235-1188 (Print)
ISSN 2618-8961 (Online)